Курсы
Стаса Гайворонского
Курсы для тех, кто хочет писать тексты, рисовать, заниматься артом или просто наблюдать за мной.
Отзывы найдете тут

В работе
Напишите нам, и мы вам сообщим, когда курс будет готов.
gaivoronskystan@gmail.com
Набоков
Курс для тех, кто любит Владимира Набокова, хочет узнать как он писал и попробовать так самому.
Тайное название
Как стать предпринимателем, от идеи и до первого краха. Курс, вдохновляющий на трудовые подвиги.
Перемен!
Как поменять жизнь, дело, страну, мысли. С живыми примерами.
Пишем о своем деле
Простой алгорим повествования о вашем деле на примере книги о книжном: Как открыть книжный магазин и не облажаться.
Делай смм!
От эсемемщика до евангелиста, как писать анонсы, которые будут читать и продвигать твоё дело.
Цех поэтов
Курс посвящён русской поэзии и поможет писать стихи, за которые не стыдно.
Так вышло, что и до интенсива я писал много и регулярно. Много скучных и сухих текстов, к которым не испытывал ни капли симпатии. На интенсиве пришлось делать примерно то же самое: писать много и регулярно, но каждое написанное задание, каждый написанный рассказ становился праздником. Да, тем самым, без которого жизнь нафиг не нужна. Каждое утром я просыпался и первым делом открывал новое письмо Школы текста, пробегался глазами и узнавал, как же сегодня пройдет мой день: пойду ли я по следам звуков города или буду подслушивать за двумя старушками, просто потому что начало их диалога показалось мне невероятно достойным отдельного рассказа? За две недели меня приучили вести дневник, то есть выливать все свое остроумие на бумагу (за этот навык благодарность в первую очередь передают друзья, которым теперь не приходится все это выслушивать самим), мне показали, как много на самом деле есть у меня времени для того, чтобы написать роман-эпопею или несколько сборников рассказов, но главное — меня заново познакомили с классиками. Ведь во время интенсива письма приходили не только от Станислава Гайворонского, но и от Довлатова, Хармса, Набокова, Толстого. Я читал отрывки их дневников, записки, маленькие фрагменты больших мыслей и узнавал живых людей, которые также как и я могли иногда опускать руки, лениться, а между сном  работой — выбирать сон и поход в бар с друзьями. В итоге получилось, что приходил я учиться складывать слова в предложения, а ушел в компании прекрасных собеседников и ужасной зависимостью — писать.

Илья Чеберин
Покаяние без раскаяния
Строго говоря, мне нужно покаяться: я не соблюдала условия договора. Я не занималась каждый день на тренажере для увеличения скорости набора текста десятью моими слепыми пальцами. Увы. Я вообще весь курс пользовалась только двумя пальцами, потому что делала все задания в телефоне. Но при всей унизительной нелепости этой ситуации (сейчас я стану великим писателем! Вот я уже открываю Заметки и придумываю 125 блистательных сюжетов), положительный эффект от неё оказался мощнейший. Нежданно-негаданно, я победила одного очень неприятного врага, не знаю, как его зовут, но он все шептал: «чтобы написать свою классную повесть мне нужен вот этот комп с легкими клавишами, что? Он сломался? Ну тогда отложим повесть.» «А ещё мне нужны вот эти два часа времени и, да, без детей и я должна быть сытой, выспавшейся, в удобной одежде...» «мне нужен дубовый стол, иначе никак, и окно напротив, а за окном - озеро... желания сбываются! Подождём». Ну вот, а теперь я знаю, что замёток в телефоне вполне достаточно пока, и отлично получается писать стоя в троллейбусе по дороге в школу за дочкой, и в кофейне с мухами в северной Африке. Здорово, что задания были каждый день, отложить на лучшие времена их было нельзя. И мои быстрые пальцы, оказалось, отлично поспевают за моей медленной мыслью - у них идиллия.

Кроме этого, я поняла, как нужно планировать писательский будень: утром придумывать, что нужно написать сегодня, весь день в фоновом режиме думать про это, а вечером писать.

Ну вот: я покаялась, облегчила душу; сама себя вдохновила иллюзией того, что знаю что делать; остались благодарности. Благодарю! Спасибо за похвалу - ничто меня так не мотивирует, как похвала, а казалось - большая девочка. Спасибо за замечания. Замечания были классными, и здорово, что они были там, где я их ждала. Это похоже на взаимопонимание, на которое даже надеяться я не смела.

Было круто! Школе текста: Ура!

P.S.: и таймер - отличная находка. Я не часто им пользовалась, но когда пользовалась - радовалась.

Елизавета Решетникова
ШКОЛА ТЕКСТА – это невероятно пронзительный и духоподъемный опыт
За короткий срок в две недели я превратилась во всемогущего человека. Я теперь могу написать всё.
С первого дня в Школе ты попадаешь в литературный ураган: Зощенко, Бунин, Толстой, Соколов, Жуковский. Окружающий мир из серого и тривиального превращается в неиссякаемый кладезь персонажей и сюжетов, тонких деталей и остроумных наблюдений.
Жить становится адреналиново и весело, потому что ты пишешь всюду: на работе, в трамвае, в метро, даже во сне. Просыпаешься и снова пишешь. Из неуверенных в себе и своих силах неясных персонажей наш маленький курс превратился в элитный литературный полк. Да, мы через многое прошли вместе: Зоопарк, 39 трамвай, фермерский рынок... Ууууу вам и не снилось!
Мне пока не верится, что я выпускник Школы, и больше со мной всего этого происходить не будет. Чтобы в это поверить и как-то с этим смириться, я пишу этот текст.
Я хочу поблагодарить нашего Мастера, Стаса Гайворонского, который создал это уникальное явление (иначе не скажешь): Школу Текста. Моя жизнь больше не будет прежней. Нет, не будет.



Полина Маркова
Перешел бессознательный барьер и писать стало легче, быстрее и качественнее.
В Италии есть такое место, под названием Castello Incantato di Sciacca – зачарованный замок Шакки на Сицилийском острове, а внутри небезызвестной «Сад таинственных лиц», где на каждом шагу за вами наблюдают сотни вырезанных из камня человеческих голов. Причем каждое – с индивидуальным лицом. Так, попав на первое занятие Школы Текста, я оказался в таком Саду. Начиная от гуру прозы – Стаса Гайворонского, заканчивая однокурсниками – каждое лицо, было интересно, и несло в себе какую-то оригинальность и индивидуальность, что создавало на занятиях особую атмосферу.

И да, я не случайно сравнил Стаса с гуру. Он как настоящий восточный учитель прибегал в основном к практике. «Писать и наблюдать» – была главной нашей мантрой на всем протяжении курса. Необычные места занятий, будь то, рынок, трамвай или зоопарк, погружали в себя, в окружающий мир, в новые мысли и воспоминания. А интенсивность ежедневного написания текстов вводила сознание в какое-то медитативное состояние, когда в любом виде или месте, неважно на работе ты, или поздней ночью после проведения тяжелого мероприятия, или лежишь с температурой, а может тусишь в баре – ты все равно пишешь, пишешь и пишешь. И в какой-то момент понимаешь, что перешел бессознательный барьер и писать стало легче, быстрее и качественнее. И в этом главная уникальность курса Стаса Гайворонского. «Пишите и будьте счастливы».

Павел Исаков-Кундиус
Если одним словом, для меня это был поток. Этот поток меня захватил и я е все еще с интересом наблюдаю, куда же он меня принесет.
Спасибо за глубинное погружение в писательство. Вспоминаю охранника в подводной лодке в Центре искусств. Под вашим предводительством мы не только взяли глубину на подлодке, но и выплыли в открытый океан :)

Секретная формула поражает своей простотой и действенностью. Чтобы писать, нужно сесть и писать, чтобы замечать, нужно наблюдать. Это не эфемерная муза или живописный случай, а конкретный целенаправленный труд каждую секунду времени. Спасибо, что дали это прочувствовать на опыте, потому что на словах не поверишь, пока не проверишь.

Школа Текста - это взгляд внутрь себя и взгляд в мир, когда начинаешь острее чувствовать окружающее и изливать долго копившиеся в себе слова. Это опыт, в который стоит погрузиться полностью и самозабвенно писать, отдача же будет колоссальная и, самое захватывающее, совершенно непредсказуемая. Если одним словом, для меня это был поток. Этот поток меня захватил и я всё ещё с интересом наблюдаю, куда же он меня принесёт.

Анна Сысоева
ШКОЛА – это невероятный подарок знать, кому ты пишешь, о чем ты пишешь, когда ты пишешь.
Стас задал пост-рассказ выпускной работой, Стасик сказал вести дневник, сказал в десять у зоопарка, сказал сделать грустного Зощенко, детские воспоминания, портреты на рынке. Чувствую какую-то смутную необходимость выразить всю свою благодарность в одном коротком абзаце. Ан нет! Урву хотя бы два.

Ладно, даже со Школой текста позади, кажется, не выйдет у меня тут все. За две моих неполных недели оказалось написано больше, лучше, чем за много до этого. Я благодарна хотя бы за это. Я благодарна учителю, который с большим чувством юмора, с большой деликатностью, со своим талантом хотел (беру риск озвучивания) – письмами, встречами, заданиями – сказать, что от него не зависит ничего. Вся работа – внутренняя, внешняя – наша. После первого, знакомственного занятия я чувствовала легкое разочарование. Мне не сказали секрет!! не объяснили, как, о чем гениально писать, как сейчас издать книгу в Москве, как сесть и сделать. Сказали, что надо брать и писать, Стас сказал, что будет помогать. Позже, когда я начала просыпаться в шесть утра, чтобы перед дневными делами поделать свое дело (когда у меня было дело, для которого просыпаются в шесть утра), когда я писала в метро, на ходу, когда я писала, хотя не хотела ничего писать – до меня дошло. Школа – это невероятный подарок знать, кому ты пишешь, о чем ты пишешь, когда ты пишешь. Это роскошь, которую сложно обрести в обычной, не двухнедельной, жизни, и это большое подспорье для того, что будет после нее – Стас сам говорил об этом как-то раз.

Урвала три! Спасибо.

Дарья Митякина
Если вы спросите меня, идти ли вам в школу текста, я однозначно отвечу - нет
Мы, первопроходцы ее, перебили уже всех индейцев, отмыли все золото, мы напрочь истоптали лунную поверхность, нашли лекарства от всех доселе неизлечимых болезней, мы спустились на дно океана и поименовали там всю тварь, как парную, так и одинокую. Мы водрузили флаг «ШТ» на самую высокую и недосягаемую вершину галактики. И все это задокументировали.

Клянусь, вам ничегошеньки не осталось. Сидите дома. Или не сидите и не дома. Главное – в школу текста не ногой!

Потому что мне невыносимо думать, что кто-то еще так же весело, душевно и увлекательно (не дай Бог лучше!) будет ваять из себя писателя.

И надеюсь, ни один человек больше не получит из рук Стаса, нашего вождя и соратника во всех этих приключениях, заветного диплома на золотом руне. Аминь.

Алёна Цыганко
Эта система, сядь и пиши, хотя бы о кошке своего героя, работает
Мне было интересно читать ваши комментарии к моим работам и все они были для моего пути работы над сценарием очень полезны. Эта система, сядь и пиши, хотя бы о кошке своего героя, работает. Мне, конечно, скучно писать, о кошке или о том, что я вижу за окном :) Я должна придумать мощную сверх-идею, а если ее нет, то писать вообще не стоит, что я обычно и делаю :) Поэтому мне нужны вот такие небольшие задания, они реально очень разогревают. И как человеку, имеющему огромное количество увлечений и друзей, и постоянно на все интересы отвлекающемуся, мне очень нужны внешние дэдлайны. Спасибо за курс.

Ольга Дарфи
Моя папка с заметками и рассказами в разы потолстела
Вот и закончились все занятия. Моя папка с заметками и рассказами в разы потолстела, и я смотрю на нее с удовлетворением. Теперь в ней прибавилось несколько новых историй, пара ремейков и с десяток потрясающих упражнений.

Каждый день Школы Текста дарил мне что-то новое. Любая наша очная встреча перерастала в замечательное путешествие. Сначала мы смотрели на мир, как на старый платяной шкаф, который уже давно ничем не удивляет. А потом открывали его створки, приглядывались к привычным вещам поближе, и понимали, что попали в Нарнию.

Вне встреч скучать тоже не приходилось — каждое утро в список дел на день попадало какое-нибудь новое задание, как правило, еще и не одно! Но самое главное — их было очень интересно выполнять. И даже если ты приходил вечером домой совсем без сил, буквы, появляющиеся на чистом листе, всегда дарили второе дыхание.

И вот, теперь в моих руках диплом, а в голове фраза: «Писать — то же самое, что и бегать. Если ты не будешь заниматься этим каждый день, то ничего и не добьешься». Вот так. Все просто.

Спасибо!)

Никита Тришин
Курс организован тонко и грамотно
Круто, что после курса я снова начала писать - ушли внутренние зажимы и стало понятно - что, как и зачем.

Круто, что никто не говорил, как надо, а говорил что-то другое, но после было очевидно - надо вот так.

Круто, что не было разрушающей критики, после которой вообще ничего не хочется, а были правки.

Курс организован тонко и грамотно. Спасибо!

<< вернуться в начало
Анастасия Бушуева
Made on
Tilda